Тамара Ивановна Алешина

10 мая
1919 г.

Т. И. Алешина. 1950-е гг.

10 мая 1919 года в Петрограде родилась «редкая русская красавица»* — Тамара Ивановна Алешина — актриса Театра драмы им. А. С. Пушкина, которому оставалась верна всю свою жизнь.

Уже с детства у нее проявились артистические способности: ни один семейный праздник, ни один школьный концерт не проходил без участия Тамары. Окончив школу, Алешина легко поступила в Ленинградский театральный институт на актерский факультет и по окончании была принята в труппу прославленного театра.

«У Тамары был редчайший талант, именно талант — дружить со своими коллегами-актрисами. <...> Будучи человеком достаточно замкнутом, не любя шумные компании и общественные сборища, Алешина была человеком веселым, умеющим радоваться жизни».* 

Коллега Алешиной по театру Г. Т. Карелина вспоминала: «Все героини Тамары Ивановны были воплощением свободы, воли, необузданной любви. И в то же время в ней была необыкновенная ирония, какая-то тайна. Если одаренная актриса, да еще умна, да еще красива — вот нужный комплект, в результате получается женское очарование. Тамара Ивановна Алешина — это было женское очарование»*.
Белинский А. А. Рукописи не горят: Воспоминания. Размышления. Фантазии. Санкт-Петербург, 2021. С.117.
Карелина Г. Памяти Тамары Алешиной // Петербургский театральный журнал. 2000. № 21. С. 169.
Особенно удавались актрисе лирико-бытовые роли, среди которых: Палашка («В степях Украины», 1941), Абигайль («Стакан воды», 1942), Параша («Горячее сердце», 1942), Лиза («Горе от ума», 1946).

Позже в репертуаре появились характерные героини: Анисья Тихоновна («Золотопромышленники», 1954), Люська («Бег», 1958), Вера Николаевна Вересова («Дело, которому ты служишь», 1967).



Тамара Алешина сыграла в театре более пятидесяти ролей, со списком которых вы можете ознакомиться в именном указателе издания «Репертуар Александринского театра, 1917-2012: премьеры и возобновления».
Репертуар Александринского театра 1917–2021: премьеры и возобновления. Санкт-Петербург, 2013. 455 с.
Т.И. Алёшина в роли Ефросиньи в спектакле «Высокая волна». Театр драмы им. А.С.Пушкина.1952 г. Из фондов Музея Александринского театра.
Т.И. Алёшина в роли Наташи, дочери Суворова в спектакле «Суворов». Театр драмы им. А.С.Пушкина.1939 г. Из фондов Музея Александринского театра.
Фильмография Тамары Ивановны так же обширна и разнообразна. Дебютировала на киноэкране в 1940 году, исполнив роль Ирины в картине «Приятели» режиссера М. С. Гавронского. В 1941 году сыграла Зину Маслову в фильме «Фронтовые подруги» В. В. Эйсымонта. Но настоящая, всесоюзная слава пришла в 1945 году, когда актриса появилась в искрометной роли старшего лейтенанта Светловой в ленте «Небесный тихоход» (режиссер С. А. Тимошенко). Комедия пользовалась огромным успехом, зрители сразу же полюбили ее и ходили в кинотеатры по несколько раз.
Т.И. Алёшина в роли Светловой в к/ф «Небесный тихоход».
Т.И. Алёшина в роли Императрицы Елизаветы в к/ф «Михайло Ломоносов».
А в 1955 году режиссер А. Г. Иванов снял фильм «Михайло Ломоносов», в котором Алешина исполнила роль Императрицы Елизаветы Петровны, в полной мере раскрыв свой драматический талант. Всего в кинематографической жизни актрисы более двадцати картин.

ПРЕМЬЕРА СПЕКТАКЛЯ «Король Генрих IV»

10 мая
1969 г.
10 мая 1969 года на сцене Большого Драматического театра им. М. Горького состоялась премьера спектакля «Король Генрих IV» по одноименной хронике Уильяма Шекспира.

Плакат к спектаклю. Из фондов СПбГМТМИ.

Это была первая постановка «Генриха IV» на русской сцене. Декорации к спектаклю придумал режиссер Георгий Александрович Товстоногов. Работать над костюмами начинала художник Софья Марковна Юнович. Однако Софье Марковне и Георгию Александровичу никак не удавалось достичь полного творческого понимания и воплотить режиссёрскую трактовку образов, и, когда вышли все сроки, срочно приступить к работе пришлось Эдуарду Степановичу Кочергину.

Это была первая работа молодого художника в БДТ, и она тоже давалась ему нелегко. Сложность вызывало пространственное решение спектакля, которое подчеркивало театральную условность: подмостки были вынесены в зал, зрители сидели с трех сторон сценической площадки. А горизонтальные линии в структуре декораций резали человеческие фигуры пополам.


Однако Кочергин нашел выход: он придумал артистам кольчуги в виде фартуков, плетеных из пеньковой веревки, дополнил их рыцарскими металлическими шлемами и высокими кожаными сапогами, которые визуально увеличивали рост.

Эскиз костюма сэра Ричарда Вернона для О. В. Басилашвили. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГМТМИ.
Эскиз костюма Генриха для С. Ю. Юрского. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГМТМИ.
Эскиз костюма Генри Перси для В. И. Стржельчика. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГТБ.
Эскиз костюма Вустера для Е. З. Копеляна. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГМТМИ.
Это был такой спектакль, зрелищность которого захватывала не пестротой и буйством красок, а строгостью классической простоты, волевым и динамичным развертыванием действия.
Эскиз мужского костюма. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГТБ.
Эскиз костюма Шерифа. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГТБ.
Эскиз костюма Трактирщицы для Л. И. Макаровой. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГМТМИ.
Эскиз костюма Мятежного воина. Художник Э. С. Кочергин. Из фондов СПбГТБ.
Сцена была почти пустая и перестраивалась так же быстро и скоро, как по-походному разбиваются в поле военные палатки. «Постоянно на сцене только два крупных связанных простыми веревками деревянных стояка по бокам. <…> И крепко запоминаются зрителю литавристы на сцене — дюжие, честные ребята, сопровождающие своим боем все действие пьесы, от начала до конца.»*
Неделин В. На сцене – Шекспир // Советская культура. 1969. 3 июля (№ 78). С. 2.
Зарисовка. Г. А. Товстоногов на репетиции спектакля «Король Генрих IV». Художник А. Е. Гаричев. Из фондов СПбГМТМИ.
Зарисовка. Г. А. Товстоногов на репетиции спектакля «Король Генрих IV». Художник А. Е. Гаричев. Из фондов СПбГМТМИ.
«Оформляя спектакль, режиссер оставил на площадке минимум обозначений и один символ — висящую над сценой корону, которая под занавес загоралась кроваво-красным цветом»* . В спектакле ясно намечен поворот от постановки Шекспира в условном и романтическом характере к реально-историческому, даже жестокому.
Горфункель Е. И. Премьеры Товстоногова. Москва, 1994. С. 202.
Зарисовка. М. В. Иванов в роли Бардольфа. Художник А. Е. Гаричев. Из фондов СПбГМТМИ.
Зарисовка. О. И. Борисов в роли принца Гарри. Художник А. Е. Гаричев. Из фондов СПбГМТМИ.
Зарисовка. Е. А. Лебедев в роли Фальстафа. Художник А. Е. Гаричев. Из фондов СПбГМТМИ.
Зарисовка. В. И. Стржельчик в роли Томаса Перси. Художник А. Е. Гаричев. Из фондов СПбГМТМИ.

Фрагмент программки спектакля.

Тема трагического злого фарса выражается в музыкальном решении (композитором выступил Кара Караев).


«Беспощаден грохот деревянных дощечек и тяжелых странных барабанов, установленных по обеим сторонам авансцены. Возвестив начало представления, они будут яростно и неумолимо отсчитывать эпизод за эпизодом кровавой эпопеи. А суровое звучание гобоев и валторн в кульминационных моментах каждой сцены еще больше усугубит угрожающую напряженность атмосферы.»*


Генриха IV сыграл Сергей Юрьевич Юрский. Актер построил роль на резких, эксцентричных контрастах. «У него порывистые, грубо стремительные жесты и округло сутулая, сдавшаяся под грузом лет спина. Хрипловато-отрывистый, с повелительной интонацией голос — и усталость от вечной необходимости повелевать. Жесткий, чаще всего приказывающий взгляд владыки — и печать одиночества.»*

Рабинянц Н. Жестокий Шекспир. Спектакль «Король Генрих IV» в Большом драматическом театре им. Горького // Ленинградская правда. 1969. 24 июня (№ 147). С. 3.
Беньяш Р. Сергей Юрский // Звезда. 1971. № 5. С. 148.

Вот, что вспоминал об этой роли сам Юрский:


«Я играл Генриха человеком с крепкой стойкой, тяжелыми кулаками, в гриме мы искали черты мужественности, а не старости, а возраст передавался только через глубоко скрытую, тяжкую, смертельную болезнь. Не только в финале, где и по Шекспиру Генрих уже болен, но раньше, еще в первом акте, с самого начала, когда он грозен и неприступен, — с самого начала он болен и знает это.

Его болезнь где-то там, в глубине, во чреве, до нее не добраться средневековой медицине, больное место не погладить рукой, и он трет то спину, то бок и, произнося грозные слова, неожиданно замолкает и морщится. Его широкий шаг — стремление убежать от боли, обогнать; широкий размах рук — попытка отмахнуться от боли. Так строился пластический рисунок роли.»*


Создавая сложный, мучимый неразрешимыми противоречиями образ, Юрский не утрачивал философской основы роли. Он не пошел по пути чрезмерного психологического углубления характера, поэтому смог развить такую значительную тему спектакля, как трагедия власти, оставаясь при этом в актерском ансамбле.


С. Ю. Юрский в роли Генриха.

Юрский С. Ю. Кто держит паузу. Москва, 1989. С. 58.
См.: Юлина Э. Мастерство // Смена. 1969. 14 мая (№ 110). С. 3.
Вера и предательство, власть и честь, отцовская любовь и сыновний долг, человек и властитель — все эти проблемы зритель чувствовал и понимал вместе с театром, разделяя душевные страсти и терзания героев. Чувствовалось даже то особое наслаждение, с которым актеры играли Шекспира.*
Е. А. Лебедев в роли Фальстафа в сцене из спектакля. Из фондов СПбГМТМИ.
В. И. Стржельчик в роли Томаса Перси, О. И. Борисов в роли Генриха, принца Уэльского в спектакле. Из фондов СПбГМТМИ.
Спектакль Товстоногова дал зрителю возможность совершенно по-особому проникнуться тем ощущением мощи человеческой истории, которое исходит от шекспировских хроник. С абсолютной уверенностью можно повторить за рецензентами той поры: это была «могучая постановка»* .
Эскизы к Э. С. Кочергина к спектаклю «Король Генрих IV»
Раздел «Король Генрих IV» виртуальной выставки «Шекспириана Театральной библиотеки»
Фрагмент спектакля «Король Генрих IV» БДТ им. М. Горького.
Г. А. Товстоногов о спектакле «Король Генрих IV» БДТ им. М. Горького.