премьера спектакля «Родной Дом»

18 мая
1938 г.
18 мая 1938 года в Театре драмы им. А. С. Пушкина состоялась премьера спектакля «Родной Дом» по пьесе Б. С. Ромашова в постановке Л. С. Вивьена и А. А. Музиля и оформлении В. М. Эрбштейн.
Сцена из спектакля
Сцена из спектакля.
«Родной Дом» — спектакль о советских людях, разоблачающих врагов своей Родины. «Основная его мысль — вредность благодушия, чрезмерной доверчивости, опасность болезни, названной в спектакле "простофилией"».*
Ленинградский театр драмы им. А. С. Пушкина, взявшийся осуществить постановку этой пьесы, проделал серьезную работу, чтобы сгладить шероховатости драматургии, «очеловечить» некоторые монологи персонажей, звучащие как цитаты из газетных передовиц и поднять спектакль до уровня, мобилизирующего зрителя на борьбу с беспечностью. И важную роль в этой работе сыграли ведущие актеры театра.
Горский Н. «Родной дом» // Кировец. 1938. 21 мая.
М.П. Домашева — Наталия Владимировна, жена Скворцова. Из фондов Музея Александринского театра.
А.П. Нелидов — Стрижевский. Из фондов Музея Александринского театра.
А.А. Мерцалов — Сергей. Из фондов Музея Александринского театра.
И.Н. Борисова — Груня. Из фондов Музея Александринского театра.

Б. А. Горин-Горяйнов — Скворцов. Из фондов Музея Александринского театра.

Борис Анатольевич Горин-Горяйнов создал запоминающийся образ немного чудаковатого профессора. Его Скворцов любил людей и верил в них безгранично, но он был слишком добродушен и беспечен. Он был готов сражаться с врагами страны на поле боя, но не замечал предательства, происходящего рядом и потом тяжело переживал свою ошибку...
Горин-Горяйнов — артист склонный к гротеску — к огорчению зрителей, глубоко сочувствующих обонятельному и немного нелепому профессору, «слишком увлекался комической стороной своей роли».*
Во многом «вина» лежала и на драматурге: текст, написанный Ромашовым для профессора Скворцова «неустанно тянет исполнителя к гротеску, к фарсу, толкает его на чудачества».* «Банальности, которые иногда отпускает по воле автора этот человек, подстать лишь герою венской оперетки, но никак не солидному советскому профессору».*
Коновалов Н., Корольков С. «Родной дом» // Уральский рабочий. 1938. 2 июля.
Леонид Сергеевич Вивьен, игравший Шатова, сумел найти «своеобразные краски для обрисовки врага». Его герой вызывал подозрения у зрителей сразу, но раскрывал себя постепенно, от сцены к сцене и все-таки — не до конца. Вивьен играл сильного и хитрого врага, не теряющего присутствия духа вплоть до момента разоблачения. «И даже тогда, когда его исключили из партии, он не терял надежды восстановиться, чтобы снова гадко и подло вредить, предавать, убивать».*


И все же, не смотря на то, что некоторые рецензенты посчитали спектакль «Родной Дом» «ценным вкладом в репертуар театра»* и отметили, что театр «располагает крупными творческими силами»*, в основном критики были единодушны — театр должен более ответственно и тщательно подходить к выбору современной драматургии. «Театру, работающему в окружении больших мастеров советской литературы, не к лицу ставить неполноценные пьесы».*

Л. С. Вивьен — Шатов. Из фондов Музея Александринского театра.

Статьи о спектаклях Александринского театра 1937/1938 гг.